Интервью
by Андрей Филиппов  /  5 месяцев назад

АУТКАСТ: о возвращении на тяжелую сцену, хейтерах и религии

Игорь Капранов и Алекс Павлов рассказали о воссоединении бывших участников AMATORY в группу АУТКАСТ, фанатах и взглядах на тяжелую музыку в России

«Мы хотим делать современную тяжелую музыку. Мы не застряли в «тех» временах».

В 2019 году на альтернативной метал-сцене в России произошло важное событие. Три бывших музыканта из группы AMATORY – Игорь Капранов, Алекс Павлов и Дмитрий Рубановский – основали новую группу АУТКАСТ. Всего за 2 года они успели выпустить альбом, собрать армию фанатов в несколько десятков тысяч человек и по уровню значимости на современной сцене приблизиться к AMATORY вплотную. Karma связалась с Алексом и Игорем накануне их масштабного летнего тура и обсудили положение дел на сцене, историю создания группы и музыку, которую слушают их дети.

Ауткаст

Откуда появилась идея собраться и название группы?

Алекс: Началось все весной 2019 года, когда я позвал Игоря записать интервью для моего YouTube-канала «Хэнговер». Мы встретились, поболтали, вспомнили былые времена. В итоге через неделю решили собраться в баре и попить пивка.

Игорь: С нами там еще был Антон Лиссов (Little Big, Jane Air) и Дима Рубановский (ex-AMATORY). Алекс сказал, что у него есть несколько демотреков, и предложил их поиграть. В начале никто серьезно не относился к этому, все было на уровне «побаловаться для себя». Спустя несколько месяцев записали один трек.

Алекс: Что же до названия, то изначально идей было очень много, выбрать одну из них было крайне сложно. В октябре 2019-го нас пригласили отыграть на разогреве у Guano Apes. При этом позвали за 2 недели до выступления, а у нас даже названия нет! После одной из репетиций мы собрались в баре и решили, что не выйдем оттуда, пока не придумаем имя для группы. Выбрали 3 варианта, закинули их в ведерко, и Игорь должен был вытянуть итоговое. Он вытянул стилизованное Ovtcast, которое позже для простоты поиска нас в интернете сконвертировали в АУТКАСТ.

Когда интереснее быть музыкантом: в середине 2000-х или в текущее время?

Алекс: Я лично сейчас кайфую намного больше, чем в 2000-х. Тогда в силу возраста в нас было больше эго. Отношения были хуже, каждый пытался прогнуть свою линию. Сейчас же мы гораздо спокойнее договариваемся о чем-то. Никто не держит ничего в себе, сразу же говорит остальным. В итоге вопросы решаются очень быстро, когда раньше могли копиться годами и выливались в гораздо более серьезной форме. После недавнего концерта в честь 20-летия AMATORY мы поехали все вместе покутить в коттедже, как в былые годы. Получилось даже похлеще, чем в начале 2000-х! Было очень весело, а все недосказанности попросту растворились. Я готов сказать, что в АУТКАСТ и AMATORY сейчас настроение и атмосфера лучше, чем когда-либо.

Игорь: А мне всегда было интересно – и тогда, и сейчас! На старте было много неизвестного, мы все пробовали, проверяли и нащупывали. Сейчас же в плане записи и написания материала мы стали гораздо осознаннее.

Выбранное музыкальное направление – это ваше собственное желание или ориентир на современные тренды?

Алекс: Кто-то говорит, что АУТКАСТ создавался по бизнес-плану и с ориентиром на конкретную аудиторию. Это не так: мы изначально собирались просто поиграть «для себя». Игорь из моих 5 демотреков вообще выбрал только один. Многие песни не прошли shit-контроль, и мы их просто оставили где-то в загашниках. Короче говоря, мы делаем то, от чего прет нас всех.

Ваш новый материал будет отличаться от песен с «Ультра»?

Алекс: Мы хотим делать современную тяжелую музыку. Мы не застряли в «тех» временах. Конечно же, некоторые «паттерны» написания композиций остаются. И в то же время каждый из нас слушает много новой музыки. Мы стали добавлять больше электроники, например, как и некоторых других элементов.

Как изменилась тяжелая сцена в России с середины нулевых?

Игорь: Я выпадал из тяжелой музыки на десяток лет, вернулся и обнаружил, что особо ничего не изменилось. И это печально! Я думал, что за это время появится много новых и интересных команд. Они появились, но не в тяжелом направлении.

Алекс: Ну парочка-то есть: Grizzly Knows No Remorse, например, или Invertor.

Игорь: Подожди, обе группы уже существуют достаточно давно, около 10 лет. Invertor, правда, более-менее активны стали только в последние годы. Все эти группы хороши, но их нельзя назвать массовыми, они достаточно локальны. И в то же время я готов сказать, что за этот десяток лет появилась плеяда откровенно плохих коллективов. Они могут играть на огромных сценах, в их составе могут быть толковые музыканты из тяжелой сцены, но собирают они исключительно за счет «попсового» материала. К сожалению, у нас люди предпочитают музыку низкосортного качества.

Игорь, почему многих людей интересует твой «церковный» период жизни? Касаешься ли ты сам вопросов религии в музыкальной тусовке? (В 2010 году Игорь покинул AMATORY и ушел в Валаамский монастырь. – Прим. Karma)

Игорь: Вот буквально только что перед интервью пришел из храма! Я бы условно поделил всех интересующихся людей на две группы. Первые относятся снисходительно и иронично, с подколами и шутками. А для вторых мой пример является укрепляющим, так как они сами близки или соприкасаются с верой. У нас есть фотограф, который ходит на концерты АУТКАСТ и AMATORY, верующий человек. И для него моя история – это дополнительная мотивация и подтверждение верности его пути. Сейчас в моем окружении 95 % людей индифферентны к вере, и лишь небольшой процент воинствующих атеистов. Поэтому в музыкальной тусовке я обычно этих вопросов не касаюсь. С другой стороны, у меня есть друзья и знакомые, для которых религия – это естественное состояние.

Алекс: Я со своей колокольни скажу, что история Игоря – это настоящая история рок-звезды! Человек был известен и популярен, потом кардинально изменил свою жизнь, потом вернулся. Это прям сюжет для фильма, вдохновляющий многих. Это интересно!

Игорь Капранов

Ощущаете ли вы какое-то особое внимание со стороны хейтеров? И как вообще с хейтом справляетесь?

Алекс: Если честно, то я его не ощущаю совсем.

Игорь: Я тоже его не ощущаю. Но вообще готов сказать, что вокруг нашей тусовки вращаются самые преданные фанаты. В последнее время я, наоборот, получаю огромное количество положительных эмоций и поддержки в личные сообщения. Очень многие писали мне, что побывали на наших концертах со слезами радости на глазах. На наш последний концерт вообще специально прилетел чувак из Канады! Короче говоря, я ощущаю очень много позитива от людей вокруг касаемо нашего творчества. Но если какой-то хейт и пробивается, то я стараюсь вычленить из него что-то полезное и конструктивное. Хорошее качество – это когда ты сам видишь свои слабые стороны и, когда получаешь их упоминание в гневных комментариях, стремишься их исправить и работаешь над собой еще активнее. Надо стараться с каждым разом делать все лучше и лучше. Если принимать эти потоки слишком близко к сердцу, то можно вообще закрыться в себе и в итоге все бросить.

Какие у вас музыкальные guilty pleasures?

Игорь: Qveen Herby – Sugar Daddy. Это прям вообще топчик! Как сказал Дима Рубановский – это старушка, которая молодится.

Алекс: А я ничего припомнить не могу. Я слушаю кучу разной музыки, и чтобы мне было стыдно за что-то – такого нет.

А что слушают ваши дети?

Игорь: Вот, кстати, мои дети слушают такую музыку, за которую мне всегда стыдно! Благодаря им я знаю все хиты. Влад Бумага – «Это деньги». Slava Marlow – «Ты горишь как огонь». А самое печальное, что потом это все вылезает из подкорки мозга и у меня. Я понимаю, что это все – штука заразная. У моих друзей с детьми точно такая же история.

Алекс: Мы с моими детьми в последний раз слушали FallOut Boy, Guns’N’Roses, каких-то еще не известных мне исполнителей. Но Влада Бумаги, к счастью, не было. Им еще нравятся Anacondaz, они даже на концерте были. Есть, правда, у них (Anacondaz) некоторые песни, которые я стараюсь проматывать при детях.

Специально для читателей Karmapolitan Алекс и Игорь собрали плейлист актуальной и интересной на их взгляд музыки. Узнать почему эти песни попали в него можно здесь.

0 комментариев