Интервью
by Андрей Филиппов  /  4 месяца назад

Глеб и Максим Сысоевы о блэк-метале в России и мире, сценических образах и заработке на собственной музыке

Положение дел на современной метал-сцене, музыкальный феномен Сибири и упорный труд

«Текущую стадию развития блэк-метала можно назвать самой экспериментальной и необычной»

Глеб и Максим — братья-близнецы из Красноярска — увлекались тяжелой музыкой со школьных лет. Сегодня они состоят в трех метал-проектах: Ultar, Grima и Second to Sun. Каждая из групп широко известна в тяжелой музыкальной тусовке не только в России, но и за ее пределами. Парни полностью посвятили себя творчеству: они либо находятся в туре, либо что-то сочиняют, либо записывают. Мы поговорили с Глебом и Максом о положении дел на современной метал-сцене, музыкальном феномене Сибири и упорном труде.

Глеб и Максим | Фото: Руслан Максимов
Какие различия вы видите между тремя своими группами?

Глеб: Second to Sun наиболее выразительна в агрессивно-музыкальном плане. Ultar — что-то более доступное в привычном понимании экстремального метала. Grima — самая понятная простому слушателю в плане атмосферы. Но это моя текущая позиция, она может измениться в будущем, ведь и сама музыка может измениться.

Макс: Second to Sun — действительно самая агрессивная и «грязная» наша команда. Ultar — более театральная группа, как хорошая литература или кинематограф. Grima тоже театральная, но в несколько ином стиле, а заодно и самый блэк-металический проект.

Глеб: А ещё в Grima мы учились работать со звуком, записываться и сводиться самостоятельно. Проект был создан для повышения нашего мастерства. Это важно для творческого развития музыкальной личности.

Как вы работали над образами в Ultar и Grima? Как они появились и с какой целью?

Глеб: Для нас это в первую очередь выразительное средство. Образы помогают нам сказать больше, чем мы есть, лучше донести концепцию. У нас художественный взгляд на музыку, нас всегда привлекали группы с продуманной идеологией и стилем. Во многом образы были продиктованы съемками клипов. Мы старались сделать их интересными и выделяющимися, чтобы они запоминались. У Ultar более традиционный по меркам блэк-метала вид, мы его разрабатывали самостоятельно.

Макс: В Ultar мы вдохновлялись визуалом сенобитов из фильмов «Восставший из ада» и персонажами романов Клайва Баркера, классическим Дракулой и Носферату.

Почему вы не используете образы в Second to Sun?

Глеб: Для метал-группы это более классическое решение. Так нам проще сконцентрировать внимание слушателя на музыке, потому что в этой группе очень глубокая музыкально-смысловая составляющая. Мы не хотим отвлекать от нее костюмами. Да и нет смысла везде все делать одинаково: у каждой группы свой путь развития, продвижения и реализации. 

Среди «хранителей вкусов» в музыке есть мнение, что блэк-метал — застоявшийся и консервативный жанр. Вы согласны с этим?

Макс: Нет, но мы прекрасно понимаем людей, кто так думает. 

Глеб: Блэк-метал сейчас идёт в ногу со временем. Всегда важно было играть актуальную музыку, чтобы тебя слушали.

Макс: Жанр активно развивается, появляется куча молодых коллективов. Блэк-метал исключительно благосклонен для разных творческих синтезов. Это классная платформа для работы практически с любым музыкальным жанром! Текущую стадию развития блэк-метала можно назвать самой экспериментальной и необычной. Сегодняшнее положение дел в жанре неоднозначно, хотя и он сам всегда был таким.

Ultar
Почему в сибирских городах (например, Красноярске и Новосибирске) такая большая музыкальная активность, особенно в тяжелых и инструментальных жанрах?

Глеб: Думаю, дело в том, что в эти места никогда не возили крупных артистов. Большая часть привозов метал-групп началась в 2009-2010 годах. Сцена создавалась сама, спрос на тяжелую музыку закрывался местными коллективами. Эти два города были центром не только областей, но и всей восточной половины страны. Мне кажется, это сыграло большую роль.

Макс: Если честно, на данный момент в Красноярске даже нет нормальной концертной площадки. Тем не менее, люди продолжают сочинять хорошую музыку. Тут просто есть какой-то особый музыкальный дух.

Что для вас важно в концертах?

Глеб: Нам важно, чтобы хоть какое-то количество людей пришло на выступление, пусть даже немного. Мы хотим видеть зрителей и готовы к разным условиям и разной посещаемости. Главное, чтобы люди приходили и были довольны!

Макс: Неважно, сколько человек будет в зале. Мы сыграем одинаково хорошо, с одинаковой отдачей. Сцена будет максимально подготовлена для условий, которые нам предоставлены. Мы никогда не укорачиваем сеты, по возможности выходим после выступления к людям в зал. Короче говоря, нам важно играть вживую!

Есть мнение, что в России не придумали ни одного музыкального жанра. Можно ли нашей характерной чертой считать определенное настроение и особенности звучания, так называемую «русскую хтонь»?

Макс: Да, в России есть определенный взгляд на жанры музыки. Например, в случае Grima мы делаем «русский блэк-метал». Он такой и тематически, и по изобразительным средствам. Инструменты у нас звучат совершенно «по-русски». В песнях всех трех коллективов есть сибирский дух.

Каким образом вы зарабатываете деньги?

Макс: Мы живём музыкой. Это наша работа, никакой другой у нас нет. Параллельно с концертами и записью занимаемся репетиторством и берем заказы на запись.

Глеб: Помимо сочинения музыки и концертов я занимаюсь только обучением. Основную часть времени отнимает менеджмент группы. Им нужно заниматься постоянно и его невозможно совмещать с другой работой. Мы занимались только музыкой уже после института. На тот момент у нас была определенная «база», ведь мы со школьной скамьи вращаемся в этой среде. Поэтому к моменту выхода в самостоятельную жизнь у нас за спиной был опыт, который получилось конвертировать в доход.

Откуда в вашем случае идет основной доход: с прослушиваний в стриминговых сервисах, мерча, выступлений?

Макс: Мерч — это стабильный доход, который не зависит от концертов. Конечно, в туре можно заработать больше, но тур всегда подразумевает продажи мерча. Это прямо пропорциональная зависимость.

Глеб: Да, мерч, наверное, самая прибыльная и важная статья дохода. Можно не выступать и при этом зарабатывать на нем, даже если выпускаешь альбом раз в 3 года.

Second to Sun
Самые значимые метал-группы в мире на сегодняшний день?

Макс: Slayer, Bathory, Black Sabbath.

Глеб: Из чуть более современного — Behemoth. Это феномен. Они еще до мирового признания успели выпустить 5-6 альбомов и очень много работали как музыканты, поэтому итоговый успех абсолютно заслужен. Это не продюсерский проект, который просто откуда-то появился.

Макс: Из относительно молодых я бы выделил Ghost и Deafheaven.

Глеб: Еще Code Orange очень активно ворвались на сцену. 

Какие из молодых отечественных групп вы могли бы выделить?

Макс и Глеб: Morokh, Сруб, God Syndrome. Есть много хороших коллективов, которые при должной работе смогут стать крутыми!

Grima
Что вы бы посоветовали молодым коллективам?

Макс: Самое важное — делать свою музыку! Сначала, конечно, можно учиться делать ее так, как это делают ваши любимые исполнители. Но потом надо начинать вырабатывать собственный стиль, продвигать свои идеи и не бояться этого. А ещё нужно играть много концертов. На репетициях невозможно все прогнать, только вживую. Но это относится только к музыкантам-исполнителям. Если ты композитор, нужны ли тебе вообще концерты? Старайтесь и любите свое дело, верьте в него!

Специально для читателей Karmapolitan Макс и Глеб собрали плейлист важных и интересных для них песен. Послушать его можно здесь.