Рецензии
by Давид Чебанов  /  4 месяца назад

Rodeo

Travis Scott

Дебютный альбом Жака Уэбстера живет по всем канонам трэпа, но обращает уличный жанр в арт-выставку

Классика

Дебютный альбом Жака Уэбстера живет по всем канонам трэпа, но превращает уличный жанр в арт-экспозицию. 

До выхода Rodeo Трэвис был известен как протеже Канье Уэста. Он участвовал в продакшене трека «New Slaves» с Yeezus — главного экспериментального хип-хоп альбома 2010-х. Затем, в 2013-м и 2014-м, музыкант растопил сердца критиков микстейпами Owl Pharaoh и Days Before Rodeo соответственно. В отличие от других трэп-исполнителей того времени Жак вдохновлялся не только урбан-рэпом, но и 808's & Heartbreak от Канье. В этом альбоме Уэста электронный звук передает трагедию, отличающуюся от хип-хоп повестки тех лет: историю о смерти мамы и расставании с невестой. 

Rodeo — связующее звено между двумя противоположными этапами карьеры Жака. В первом превалировали грязные эксперименты со звуком, а в последующих альбомах Трэвис выступил как хитмейкер и коммерческая трэп-звезда. Birds in the Trap Sing McKnight и ASTROWORLD адаптируют звук ранних работ под мейнстрим в угоду минимализму и простоте.

В этом балансе заключается главное преимущество Rodeo — он находится между андеграундом и поп-музыкой. La Flame рассказывает историю своего становления: от мальчика, которого выгнали из дома, до самого молодого музыканта на церемонии Grammy. Эта трансформация отображается и в звуке — Трэвис часто разделяет треки на две части, показывая контраст жизни до и после славы. Артист встал где-то между амбициозным рэпом о деньгах и музыкой эмоций. Расставить акценты ему помогла кинематографичность: с самого начала «Pornography» звучит закадровый голос рассказчика, напоминающий, что перед нами современный вестерн.

Во многом за звучание пластинки стоит благодарить Майка Дина — важного коллаборатора Канье и Фрэнка Оушена, опережающего тренды еще с 90-х. Его синтезаторы и гитары помогли сделать Rodeo трэп-альбомом, в котором гармонии играют большую роль, чем грув. В треках «90210», «Oh My Dis Side», «Maria I'm Drunk» и «Ok Alright» используются плавные переходы, что кардинально отличает релиз от ASTROWORLD с его резкими контрастами, эффектом неожиданности и простыми трюками вроде битсвитча в «SICKO MODE». ASTRO задумывался как доступные американские горки для трэп-кидов. Rodeo же можно присвоить несуществующий тэг «арт-трэп», потому что он идет против всех клише жанра. Многие композиции длятся больше 5 минут, в них используются нетривиальные приемы и сэмплы: от Джими Хендрикса на «Piss On Your Grave» и отсылки на Pimp C в «Wasted» до гитар прог-рок группы ACHE в «Pornography». Rodeo отсылает к старой музыке, но погружает ее в психоделическую синтетику с синтезаторами Майка Дина и обработанным голосом Трэвиса. 

В то же время Rodeo, отвергая правила трэпа, все равно остается его частью. Это все еще история про парня, который «поднялся с низов», но упакованная в новый концепт. T.I., один из кумиров Трэвиса, становится диктором в некоторых треках. Он рассказывает, что Rodeo — превращение Жака Уэбстэра в Travis Scott, превращение гедониста, которого бросили родители («Мама выгнала из дома, я купил ей новый, теперь она меня не выгонит»), в известного рэпера.

Неудивительно, что главным треком своей дискографии Трэвис считает «90210». Двойная композиция рассказывает о той самой трансформации и протоптанной дороге к счастью. В клипе Трэвиса не отпускает метафоричное «эго» — гигантская фигура, которая не может оставить героя в покое и вечно требует от него новых высот и постоянного самосовершенствования. На моменте битсвитча La Flame начинает объяснять своему эго, что уже многого добился и может жить в свое удовольствие, даже если это удовольствие — секс с порноактрисой. 

Следуя заветам Канье, Жак превратил релиз в комплексную работу с участием полярных друг для друга артистов. В каком еще релизе могли пересечься ScHoolboy Q, Juicy J, сладкоголосый The Weeknd, Young Thug со своим рваным флоу, инди-электронщик Toro Y Moi и Джастин Бибер с мощным R&B куплетом? При этом ни один из гостевых продюсеров и певцов не затмевает главного героя карнавала, который погружается в саморазрушение ради созидания. Жак превращает нарковечеринки в представление и находит себя через деструктив.

Одна из центральных тем Rodeo — взросление. «Начинали с чердака, но мы называли это подвалом, и мамины вазы трескались от баса», — читает Travis в «I Can Tell», вспоминая, как юношеские амбиции двигали его вперед. Следом звучит один из ключевых треков релиза «Apple Pie»: послание маме, что Жак уже готов выбраться из подвала и не хочет есть ее пирог — ему хочется создать свой рецепт. Песня обозначает окончательное освобождение от родительского гнезда. Она показывает, что Трэвис сделал лучший выбор, несмотря на все последствия гедонизма, о котором он рассказывает в «Nightcrawler» («Нам нужны деньги, шлюхи и алкоголь»).

Спустя 6 лет, когда трэп символизируют одинаковые трещетки и 808-е, Rodeo ощущается записью, опередившей свое время. Она зафиксировала момент, когда мелодичный хип-хоп уходил от экспериментов со звуком и опирался на однотипные ритмы. Перед тем, как стать проще, La Flame создал главное произведение в своей карьере. Перед тем, как соблюсти все правила, он предпочел их нарушить. Как ни странно, релиз хочется сравнить с вышедшим в том же 2015-м To Pimp A Butterfly Кендрика Ламара. Как бы ни отличались эти альбомы, они рассказывают похожую историю о том, как маленький человек открыл вокруг себя большой мир. Только Кендрик пользовался аккуратным джазом и осознанной поэзией, а Жак был вандалом на кладбище старого звука и закрашивал обветшалые сэмплы убойным тюном и дисторшном.

Классика