Рецензии
by Давид Чебанов  /  около 1 месяца назад

Drayan!

Kai Whiston

Рассказываем о том, что такое деконстракт-клаб, и чем дышит европейская андеграунд-сцена на примере Kai Whiston

7  рейтинг Karmapolitan

Kai Whiston — один из представителей британской деконстракт-сцены с интересной судьбой. Изучив недры электроники, он вернулся к традиционной ритмике в новом альбоме. Рассказываем, что такое деконстракт-клаб и чем дышит европейская андеграунд-сцена на примере Кая.

kai whiston drayan

Пост-клубная музыка появилась где-то на стыке 2000-х и 2010-х — в США на вечеринках «GHE20G0TH1K». Диджеи включали треки с хрустящей и грубой текстурой, которая еще сильнее ощущалась на профессиональной аппаратуре. В миксах они смешивали грайм, хаус, техно и танцевальную музыку из разных уголков страны. 

Deconstructed-club был тесно связан с фэшн-индустрией и стал символом локальной квир-культуры. Оттуда жанр отправился в путешествие по другим местам силы электронной музыки. Он оказался в Африке, где племенные перебивки и местные танцевальные ритмы переросли в скоростной футуризм (лейбл Nyege Nyege). 

Также деконстракт разросся в Китае (во многом благодаря лейблу BASSCVLT), где местные продюсеры интегрировали западный звук в собственный культурный код. Таким образом китайские музыканты смогли опередить своих товарищей из Америки и Европы, едва начав разбираться в плагинах. 

В итоге жанр добрался даже до России. ПИР, Hyperboloid Records, ГОСТ ЗВУК и другие музыкальные объединения продолжают экспериментировать с текстурами и изобретать поджанры, образуя цельное комьюнити. 

Но основной точкой пост-клуба сегодня остается Европа. Там еще с 90-х любили «измываться» над драм-н-бейсом, джанглом и эмбиентом, перенасыщая их микроритмами и полиритмией. Здесь же в начале 2010-х появились Amnesia Scanner, TNGHT, SOPHIE, объединение PC Music и другие продюсеры, обозначившие современное звучание деконстракта. Они отошли от привычного понимания клубной музыки с ожидаемыми дропами и постоянным темпом. Вместо этого артисты использовали элементы индастриала, ломаную структуру, звуки стекла и метала, полевые записи с заводов и баблгам-бас. 

Вернемся к истории Кая. Он занимался продакшеном для рэперов, сотрудничал с менеджерами Рика Росса, а после этого в 19 лет попал в тюрьму за вандализм и порчу полицейской машины. В начале карьеры он так стремился к прогрессивному звуку, что превращал музыку в месиво гипертрофированного трэпа, baile-funk и экспериментальных клубных гимнов. Расширяя границы и пробуя себя в разных направлениях, Кай растворился в море жанровых тегов. Но тогда он был подростком и просто изучал электронную музыку во всех ее проявлениях. Поэтому его дебютный альбом Kai Whiston Bitch и последующий XYZ (совместно с Iglooghost и BABii) выглядели скорее как попытка приобщиться к трендам, нежели создать что-то свое. В то время Кай даже не считал себя музыкантом, потому что делал все проекты на компьютере с помощью виртуальных плагинов. Но уже тогда его творчество выглядело многообещающе, как минимум, благодаря масштабным аудиоколлажам, реализованным с помощью одного ноутбука. От завышенного питча и грязной басовой жвачки до расплывшихся гитар в духе Radiohead — все это объединялось в первых работах артиста. Кай был голодным исследователем, именно это и помогло ему найти свой стиль. 

«Я говорю, что сочиняю звуки. Я чувствую себя странно, когда меня называют музыкантом, потому что все свои песни я делаю просто на ноутбуке».

До 2019 года музыка Кая выглядела как диджитал-архитектура или ландшафтный дизайн в игре Sim City. На концептуальном полотне World As Good As Mine подход артиста к продакшену изменился. В этот раз он отказался от формата «конструктора» и привлек других музыкантов, благодаря чему индустриальная электроника и юродивый трэп смешались с витиеватым мат-роком и арфами. Эта музыка еще больше уходила от структуры к бесформенности, от конкретных аранжировок к рассмотрению рельефов. 

В новом микстейпе Кай возвращается к доступной электронике, интерпретируя хип-хоп (в треке «Drayan!»), британский гэридж («2Much») и суровые дабстеп-дропы («Bothering Me»). После череды разрушений и попыток воссоздать что-то из пепла жанров, бесконечных переходов и скрещиваний направлений, Вистон наигрался. Набравшись опыта в саунд-дизайне, он вернулся к истокам танцевальной музыки. При этом Кай сохранил подход к синтезу текстур и поиску новых сочетаний. Это, пожалуй, наиболее предсказуемый и обыденный релиз в его дискографии, но самый цельный и завершенный.

Концепт альбома посвящен проблемам подростков. Тело переполнено гормонами, в нем смешивается ярость, тревога и жажда независимости, которую мир пока не может предоставить. Эти эмоции Кай воплотил в новом персонаже-инопланетянине, который запечатлен на обложке релиза. По сюжету герой — сын самого музыканта. Релиз вдохновлен фотосессией Янаины Чепе — немецкой художницы, черпающей идеи в нью-эйдже и теориях о гибридных детях. Один из кадров стал обложкой альбома, хотя может показаться, что это 3D-модель. 

Спустя годы работы Kai Whiston, который сам недавно был подростком, решил передать слушателям чувства из того периода жизни. Заодно Кай продемонстрировал, что теперь ему не нужно прикрываться футуристичным месивом, чтобы создавать достойную электронную музыку. В новом релизе он перекладывает предыдущие пробы пера в удобоваримую форму, доказывая, что deconstructed-club — не просто два новых слова для тех, кто любит какофонию и хаос.

7
Рейтинг Karmapolitan

0 комментариев