Мнение
by Ruslan Kosmach  /  30 дней назад

Jazz Is Dead: кто и зачем хоронит и сразу же возрождает джаз?

Погружаемся в проект Али Шахида Мухаммада и Адриана Янга, в рамках которого они выпустили 8 альбомов за прошедший год

Погружаемся в проект Али Шахида Мухаммада и Адриана Янга, в рамках которого они выпустили 8 альбомов за прошедший год.

Вокруг термина «джаз» в последние годы сложилась неразбериха. С одной стороны, жанр процветает. Новые заметные имена в джазовой музыке постоянно появляются в разных уголках мира. Это и общепризнанный гений Джейкоб Колье, впечатляющий своими вокальными гармониями и способностью играть, по всей видимости, на всех инструментах. И «новая британская школа» в лице прогрессивных музыкантов Alfa Mist, Эшли Хенри, Ezra Collective и Юссефа Дэйеса. И американские экспериментаторы вроде Камаси Вашингтона, Кристиана Скотта и Макайя МакКрейвена. Все они и многие другие представители молодого поколения джазменов двигают жанр вперед и продолжают расширять его рамки, привносить в него новые смыслы и создавать новые ответвления.

С другой стороны, некоторые из тех, кто стоял у истоков джаза или следовал традициям первооткрывателей, критикуют термин за его предвзятость и однобокость. Один из них — 47-летний трубач Николас Пейтон. За его плечами больше 20 альбомов и статуэтка «Грэмми» 1997 года за лучший инструментальный джазовый альбом Stardust. Музыкант утверждает, что «джаз» — это клеймо, которое было опущено белым сообществом на черных артистов, играющих свободную музыку. В 2011 году он писал в привлекшей внимание джазового сообщества заметке:

«Джаз изначально был ограниченной идеей. Джаз умер в 1959 году. Джаз — это не музыка, это маркетинг, и это плохой маркетинг. Он никогда не был и никогда не будет музыкой. Джаз захоронен здесь (1916 – 1959)».

Николас Пейтон

Позже Пейтон стал популяризатором термина #BAM (Black American Music), которым предложил именовать всю черную американскую музыку. По его словам, это избавит темнокожих артистов, исторически ответственных за появление не только джаза, но и многих других жанров, от «колониальных оков». Новое обозначение позволит артистам быть свободными в самовыражении и не беспокоиться о том, какая музыка может называться джазом, а какая нет. Несмотря на то, что кроме как в публикациях Пейтона термин мало где прижился, он поднял важный вопрос: а умер ли джаз? Можно ли всю музыку, которую последние 50-60 лет создавали по стопам Майлза Дэвиса, Телониуса Монка и Дюка Эллингтона, называть джазом?

В 2018 году артисты Адриан Янг и Али Шахид Мухаммад создали лейбл и музыкальный проект с говорящим названием Jazz Is Dead, которым выразили свою позицию по этому вопросу. Но прежде, чем глубже погрузиться в их взгляды, стоит немного рассказать о самих артистах.

Адриан Янг — американский композитор и продюсер, за свою карьеру успевший поработать с Wu-Tang Clan, JAY-Z, Common и Кендриком Ламаром, создать несколько саундтреков для кино и поучаствовать в записи десятков альбомов. Причем изначально Янг пошел по стопам отца и получил степень доктора юридических наук, а затем несколько лет преподавал юриспруденцию в университете. Но вскоре музыка, которой он увлекался с юношества, окончательно поставила крест на карьере юриста.

Свой первый альбом Адриан выпустил в 2000 году, но продолжение не выходило аж до 2009-го. Артист потратил много лет, изучая музыку: самостоятельно учился играть на инструментах и вникал в семплинг и хип-хоп-продакшен. Работа над новым материалом не останавливалась с момента выпуска спродюсированного им саундтрека к фильму Black Dynamite в 2009-м. Сегодня Янг трудится в собственной студии, лейбле и по совместительству магазине винила Linear Labs. Артист использует аналоговые методы: все альбомы он записывает и сводит исключительно на магнитную ленту, в его студии нет ни одного компьютера. По словам Янга, он делает это «не для того, чтобы музыка звучала старомодно, а для того, чтобы создавать музыку будущего».

Второй соучредитель Jazz Is Dead Али Шахид Мухаммад сделал себе имя на стыке тысячелетий в качестве продюсера и участника легендарной хип-хоп группы A Tribe Called Quest. Они стали одними из первопроходцев джаз-рэпа в 90-х и выпустили 5 культовых альбомов. После смерти рэпера Phife Dawg в 2016-м ATCQ выпустили свой последний альбом We Got It from Here... Thank You 4 Your Service, в записи которого Али не смог поучаствовать, поскольку уже работал с Адрианом Янгом над саундтреком к Netflix-сериалу «Люк Кейдж».

Адриан Янг и Али Шахид Мухаммад | фото: Кирк Маккой 

Музыка к картине была не первым проектом продюсерского тандема. Али и Адриан поработали вместе еще в 2013-м — над некоторыми треками альбома There Is Only Now хип-хоп группы Souls of Mischief. Затем они спродюсировали трек «Untitled 06» на пластинке Кендрика untitled unmastered. и только после этого взялись за собственный проект. В 2018 году свет увидел соул-альбом The Midnight Hour, записанный с живым оркестром и множеством приглашенных героев по-настоящему «черной» музыки. Здесь можно услышать голоса Bilal, Raphael Saadiq, Luther Vandross и CeeLo Green, ритмы Questlove и даже продакшен No I.D. Сам альбом звучит как потерянная запись прямиком из 70-х.

Работа собрала множество позитивных отзывов от критиков, а после серии концертов музыканты приняли решение создать проект Jazz Is Dead, в рамках которого стали играть то, что многие привыкли называть джазом. Такое провокативное название было выбрано не случайно. Пока другие могли посчитать, что окрестить мертвым целый жанр со столетней историей — весьма смелый шаг, Адриан и Али построили на этом всю философию своих будущих релизов.

«Музыка существует в движении и изменении, но прежде чем какая-либо ее часть может быть зафиксирована для анализа, она перемещается в другое место и приобретает новое лицо. Трансформация часто обусловлена ​​культурой, поскольку дальновидные люди избегают натоптанных троп в поисках революции. Даже несмотря на то, что наши идейные вдохновители предсказывали, что революция не будет транслироваться по телевидению, ее идеи уже разошлись. Они распространяются со скоростью лесного пожара, и лидерами становятся те, кто скажет первым: "Джаз мертв"».

– Jazz is dead

Весь следующий год музыканты провели за записью 8 альбомов с легендами джазовой музыки 60-х и 70-х. На выходе получились: теплый соул с вибрафонистом Роем Эйерсом; босса-нова с легендой жанра Жоао Донато; стильный и незамысловатый джаз с коллаборатором Гила Скотт-Херона Брайаном Джексоном; альбом-ретроспектива с саксофонистом Гэри Бартцем; вокальный лонгплей с бразильским певцом Маркосом Валле; прогрессивный фанк-фьюжн с трио Azymuth; а также неторопливая пластинка с органом фанк-ветерана Дага Карна. Все было записано на аналоговом оборудовании в студии Linear Labs, созданной по законам «золотой эры звука», которая, по мнению ее владельца, длилась между 1968-м и 1973-м годами.

Первый из этих альбомов вышел прошлым летом и стал своего рода знакомством с проектом. В него вошли восемь треков: один от дуэта и по одному на каждого из коллабораторов Jazz Is Dead. Затем, с лета 2020-го по лето 2021-го, вышло еще семь полноценных лонгплеев-коллабораций с иконами джаза, которых Адриан и Али семплировали, начиная свой музыкальный путь в хип-хопе. Последней записью станет 19-трековый сборник избранных инструменталов из всех пластинок серии. Релиз запланирован на 1 октября этого года.

Несмотря на то, что наибольшее внимание в каждой пластинке уделяется приглашенному артисту, все 8 альбомов пронизывают винтажный звук и мягкая ритм-секция, ставшие фирменными штрихами Али и Адриана. Конечно, разные стили и инструменты заставляют продюсеров создавать подходящие к конкретной музыке аккомпанементы, но цельность проекта от этого не теряется. Чутье Янга и Мухаммада, выработанное за годы семплирования и создания хип-хоп-альбомов, нашло свое отражение и в джазовой музыке. Это лишний раз доказывает, что многие артисты уже давно не нуждаются в жанрах и ярлыках помимо самого слова «музыка».

(слева направо) Али Шахид Мухаммад, Рой Эйерс и Адриан Янг

Jazz Is Dead стал своеобразным мостом между поколениями музыкантов. Молодые артисты развивают диалоги, начатые еще десятилетия назад, а легендарные джазмены рассказывают свои истории, записывая их на такое же винтажное оборудование, которое использовали при создании своих обширных дискографий. Когда Jazz Is Dead начали играть живые концерты, расширяя список приглашенных ветеранов именами от Тони Аллена до Лонни Листон Смита, многие из этих легенд удивлялись количеству заинтересованных слушателей в залах.

«Артисты этого не ожидают, — говорит Янг. — Потому что многие из них понимают, что за их спиной большое наследие, но чувствуют себя немного забытыми. По большей части. Чего они не понимают, так это того, что есть люди как мы, которые до сих пор слушают их музыку каждый день, и они все еще свежи для нас. Поэтому, когда они приходят и находят коммьюнити, которое так их поддерживает, у многих из них наворачиваются слезы на глазах».

Джаз — это музыка свободы, а как только что-то свободное пытаются поставить в рамки, оно тут же принимает другую форму и заставляет людей придумывать новые названия. Каждый день в Linear Labs — это как будто путешествие в прошлое. Приходя туда, представители старой школы словно переносятся во времена записи своих легендарных альбомов. При этом они создают музыку 2020-х с помощью визионеров, которые мыслят прогрессивно. «Энергия этих записей олицетворяет наши поиски новой жизни в музыке: "Джаз мертв"», — говорят о проекте его создатели.

«Да, джаз отзывается во всех, но его посыл больше не воспринимается с уважением к процессам прошлого; диссонанс нашего движения служит толчком к переменам. Музыка – универсальный язык, а мы – интерпретаторы звука, сообщения, смысл которого потерялся в транскрипции»,

- jazz is dead

Несмотря на то, что мы рекомендуем найти время для прослушивания каждого из альбомов Jazz Is Dead, мы подготовили для читателей ознакомительный плейлист с лучшими треками дуэта и его гостей. Его можно послушать на стриминг-площадках:

0 комментариев