Интервью
by Алексей Алеев  /  26 дней назад

San Holo: «Я пытаюсь совмещать жанры и создавать новые»

EDM-продюсер о любимых моделях Fender, ремиксе на Dr. Dre и Snoop Dogg и зарабатывании денег не в ущерб артистизму

Время чтения: 20 мин

EDM-продюсер из Нидерландов о любимой модели Fender, ремиксе на Dr. Dre и Snoop Dogg, работе с Weezer и собственном лейбле.

Сандер ван Дейк производит впечатление человека, который находится на своем месте, но в то же время он — самая настоящая аномалия. Голландец в Лос-Анджелесе, диджей с гитарой наперевес, продюсер, создававший музыку на ноутбуке в спальне, а теперь собирающий крупнейшие площадки, скромный электронщик, отсудивший право на использование псевдонима у медиаконгломерата Walt Disney. Творческий путь San Holo — стремительный и витиеватый.

San Holo

Окончив в 2012 году Университет искусств Кодарса по специальности музыкальное продюсирование, Сандер некоторое время тайно работал над треками для других диджеев. Набрав ощутимое количество фолловеров в SoundCloud, ван Дейк затеял серию ремиксов с говорящим названием «Don't Touch the Classics» и принялся перерабатывать рэп-хиты 1990-х и 2000-х. В 2014 году невероятно энергичный ремикс на трек Dr. Dre и Snoop Dogg «The Next Episode» взорвал EDM-сцену. По свидетельствам очевидцев, на протяжении нескольких лет без него не обходилась ни одна дабстеп- и трэп-вечеринка.

Поработав с крупными электронными лейблами, в 2016 году San Holo основал компанию Bitbird. В 2018-м артист выпустил на своем лейбле дебютный лонгплей album1, вместе с которым прорвался в танцевальный чарт Billboard, набрал более 100 миллионов стримов на Spotify и был номинирован на несколько престижных премий. За ним последовали EP Stay Vibrant и второй полноформатный альбом bb u ok?, увидевший свет летом 2021-го. Мы позвонили в Лос-Анджелес и поговорили с Сандером о новой пластинке, любимых гитарах, формате Dolby Atmos, производстве виниловых пластинок и управлении собственной компанией.

- Ты помнишь, как начал играть на гитаре?

Да, мне было около 13 лет. В то время на MTV крутили много рок-групп — Linkin Park, Limp Bizkit и т.д. В клипах я всегда смотрел на гитары, они меня интриговали. Не ударные, не вокалист, а именно гитары. Тогда я подыскивал хобби, потому что рос неуверенным в себе ребенком, и изо всех сил старался в школе, боясь провалить какой-нибудь тест. Когда я впервые взял в руки гитару, она придала мне уверенности, стала предметом, на котором я сконцентрировался и стал стремиться к тому, чтобы его освоить. Гитара очень мне помогла.

- Ты играешь на Fender Duo Sonic, это достаточно нетипичный выбор. Почему ты выбрал именно эту модель?

Duo Sonic похож на Fender Mustang, но у него нет системы тремоло, меняющей строй гитары. Мне всегда нравились инструменты со звукоснимателями типа single, поэтому я всегда любил Fender. Я играл на Stratocaster, но искал что-то, что звучит слегка по-другому. Звук Stratocaster может быть таким… типично «стратокастеровским».

- У него очень узнаваемый звук.

Да, и за это я люблю Fender. Но когда я брал в руки Stratocaster, то волей-неволей начинал играть что-то в духе Джими Хендрикса или Джона Мэйера. Я хотел гитару, у которой не было своего героя. Курт Кобейн частенько играл на Mustang, а на Duo Sonic на моей памяти не играл никто. Я почувствовал, что это гитара, с которой я смогу создать нечто свое, индивидуальное. Мне кажется, это замечательный инструмент, который хорош и для туров, и для студии. Не люблю тремоло на Mustang, потому что с ним гитара быстро расстраивается — если на сцене порвешь струну, тут же собьется весь строй. У Duo Sonic бридж жестко зафиксирован, поэтому даже когда струна рвется, можно продолжать играть. Еще мне нравится гриф и ее легкость. У меня, бывает, начинаются боли в спине, когда я играю на тяжелых гитарах — с Duo Sonic такого нет.

- Сколько Fender Duo Sonic у тебя было за время, что ты занимаешься?

Ох, думаю, у меня их уже больше десяти. Мне нравятся старые Duo Sonic где-то из 1960-х — все они звучат немного по-разному. У меня есть модель чуть другого цвета, чем та, которой я пользуюсь большую часть времени. У нее точно такой же гриф и год выпуска, но звучит она совершенно иначе. В этом прелесть старых гитар — они отличаются по звуку, потому что на них играли разные люди и они побывали в разных условиях. Мне они гораздо ближе, чем инструменты, которые только сошли с конвейера.

- Ты когда-нибудь задумывался о том, чтобы стать эндорсером этой гитары? Хотел бы, чтобы Fender сделали твою подписную модель?

На самом деле у меня есть договор с Fender — они присылают мне гитары. И да, я думал о подписном Duo Sonic, было бы круто. Но я не Slash, понимаешь? Я не какой-то выдающийся гитарист и по-прежнему смотрюсь странновато, ведь я гитарист на танцевальной сцене. В первую очередь меня воспринимают как продюсера и диджея, а уже потом как гитариста. Может быть, в будущем во мне признают гитариста, но пока большинство думает, что я просто диджей. Людям необходимо вешать ярлыки, так проще. Я могу их понять.

- Недавно я наткнулся на комментарий под одним из твоих клипов: «Поставьте San Holo тем, кто считает, что весь EDM звучит одинаково». Как считаешь, у тебя получилось привнести что-то свое в это направление?

Я размышлял над этим. Да, думаю, я привнес в жанр что-то свое: продемонстрировал возможности гитары и стал делать мелодичные трэп-биты. Вместе с Bitbird мы сформировали свой звук. Сейчас, спустя пять лет после основания лейбла, многое из того, что я слышу у новых продюсеров, напоминает мне о наших релизах. Не в том плане, что они копируют меня или артистов с Bitbird, скорее, мы в каком-то смысле их вдохновили. Меня тоже вдохновляли другие артисты, например Baauer, это чувствуется в моем звуке. Мне кажется, это прекрасно: ты видишь, как растет и развивается сообщество, как меняется звук и все выстраивают свой саунд, опираясь на достижения прошлого. В этом прелесть музыки — она постоянно меняется, берет частички разных жанров и артистов, соединяет, и из этого получается что-то новое. Мне кажется, мы в Bitbird создали свой звук, работая с определенными артистами и курируя их.

Пять лет назад лейблы не хотели подписывать таких исполнителей, им нужны были тяжелые трэп-биты, тяжелый дабстеп.

Мы попытались продвинуть милый и красивый трэп и электронную музыку. Но в то же время мне кажется, что я на самом деле никто. Немного неловко говорить о том, что я вдохновил людей, но я определенно могу привести пример с гитарой. Когда четыре года назад я притащил ее на фестивальный сет, люди подумали, что это странно. Но сейчас я вижу, как все больше артистов разбавляют гитарами диджей-сеты.

- В адрес кого из современных артистов ты бы мог отпустить такой комплимент, который прозвучал в твой адрес? Кого бы ты посоветовал послушать тем, кто считает, что весь EDM звучит одинаково?

Меня вдохновляют малоизвестные исполнители, которые пытаются делать что-то новое. Мне нравится Former Hero — начинающий музыкант, которого мы издаем на Bitbird. Он делает нечто, чего я раньше не слышал: сочетает супербыстрый хаус на 150 BPM с гитарами и своим пением. Звучит как скоростной инди-габбер, полное безумие. Конечно, я бы посоветовал послушать и тех, кто покрупнее, вроде Портера Робинсона. Ему удалось создать собственную вселенную, такими людьми я восхищаюсь больше всего. Ты включаешь песню и сразу понимаешь, кто ее написал, слышишь в звуке артиста. Это то, чего я пытаюсь достичь, — чтобы включив трек San Holo, вы за пару секунд поняли, что это я.

- У твоего прорывного ремикса на «The Next Episode» Dr. Dre и Snoop Dogg сейчас больше 250 млн. просмотров на YouTube. Это безумные цифры. Какие чувства это у тебя вызывает?

Когда я загрузил его пять лет назад, то заходил на страницу с треком каждую неделю и следил, как он набирает просмотры. Тогда это вызывало у меня приятные чувства, я думал: вау, люди слушают мою музыку, она им нравится. Это было волнующее время. А сейчас… Я занимаюсь этим уже на протяжении семи лет и воспринимаю этот ремикс как часть наследия San Holo (смеется). Первые несколько кирпичиков моего наследия. Это заставляет меня испытывать благодарность. Сейчас я в Лос-Анджелесе и мне кажется, что именно здесь все началось — ремикс в первую очередь зацепил людей именно здесь. Я чувствую это, когда выступаю с концертами: мне кажется, здесь глубоко ценят мое искусство.

- Почему спустя все эти годы «The Next Episode (San Holo Remix)» так и не был лицензирован? Его до сих пор нет нигде кроме YouTube.

Для этого мне нужно разрешение от Snoop Dogg и Dr. Dre, а с этими артистами не так-то просто связаться. Но я определенно хочу заняться этим в ближайшем будущем. Было бы круто загрузить его везде. Да что уж там, это было бы (…) (потрясающе)! Запишу в качестве цели на 2022 год.

- То есть ни Snoop Dogg, ни Dr. Dre не связывались с тобой, чтобы выразить уважение за самый известный ремикс на их трек?

Нет, никогда. Но это нормально.

- Как думаешь, они его слышали?

Не знаю, возможно. Надеюсь. Они настолько большие артисты, что нам даже и представить сложно, на что похожа их жизнь. Может быть, когда-нибудь мне представится шанс включить его им.

- К слову, о признании. На твоем втором полноформатном альбоме bb u ok? гостят American Football и Риверс Куомо, лидер группы Weezer. Работа с такими артистами — это воплощение мечты для тебя?

То, что они согласились со мной работать, означает, что они верят в то, что я делаю. Они бы не стали, если бы им не нравилась моя музыка. Таких артистов не интересуют деньги, они просто хотят делать что-то крутое. Благодаря этому я чувствую, что создаю что-то хорошее. Они доверяют мне, и это самый лучший комплимент.

- Как считаешь, у жанра Midwest Emo, к которому принадлежат American Football и Weezer, и у EDM много общего? Есть ли между ними какая-то связь или преемственность?

Для меня — да. В том смысле, что я фанат обоих направлений. Я вырос, слушая эти группы, они меня вдохновили. Косвенно они вдохновили и мою музыку, поэтому работа с ними — это особенный опыт. Чувствуется, что круг замкнулся. Не думаю, что у этих жанров много общего, поэтому мне кажется, что их так круто совмещать.

Именно этим я и пытаюсь заниматься — совмещать жанры и создавать новые.

Я делал это всегда, как в случае с ремиксом на «The Next Episode». В нем я попытался совместить хип-хоп с футуристичным битом. Люди стали называть это Future Bass, раньше я не слышал этот термин. В конце концов, все сводится к тому, что ты создаешь собственную вселенную.

- По поводу вдохновения. Я посмотрел твое видео на композицию «in the end I just want you to be happy (I hope this song warms your heart ily)». В некоторые моменты мне казалось, что она вдохновлена прогрессив-роком. Там есть такой проход, очень в стиле Стива Хау из Yes. Как ты относишься к прог-року?

Я предпочитаю классическую музыку. Слушаю пианиста Рюичи Сакамото, обожаю его работы, очень чистые и ясные мелодии. Еще люблю Дебюсси и Мориса Равеля. Мне ближе, скорее, не прогрессив, а пост-рок: This Will Destroy You, Explosions in the Sky и Sigur Ros. В их музыке есть определенная эмоция, которую я тоже стараюсь запечатлеть. Я может и электронный продюсер, но могу сделать и гитарный трек — почему бы и нет?

- Ты издавал музыку на Monstercat, Spinnin’ Records, OWSLA, это очень уважаемые лейблы, выпускающие EDM. Почему в итоге ты решил пойти своим путем и создать собственный лейбл?

Как я уже говорил, для меня важно создавать собственную вселенную, и лучше делать это при помощи своего лейбла. Когда ты издаешь музыку на чужом лейбле, тебе всегда приходится идти на компромисс. Твое творчество должно соответствовать чужим стандартам, тебе необходимо вписываться в определенные временные рамки, попадать в расписание. С Bitbird я могу составлять собственный релизный план. Поначалу у нас не было особых возможностей для маркетинга, мы работали небольшим коллективом. Но со временем все переросло в нечто большее, и теперь мы выпускаем по-настоящему классные релизы, за которыми стоит целая маркетинговая команда. У нас есть сектор, отвечающий за мерчендайз. Все это помогло нам обрести независимость, нам больше не нужно ни на кого рассчитывать. Создание собственной вселенной — вот что важно.

- Сколько людей сейчас работает в твоей вселенной?

Если ты про San Holo, то в турне со мной обычно около десяти человек. Через пару недель начнутся гастроли, как раз будем путешествовать вдесятером. Водитель, парень, который отвечает за освещение, звукач, фотограф, продакшн-менеджер, тур-менеджер и т.д. Это большая команда и большая ответственность.

- А в Bitbird?

Тоже около десяти. От дизайнеров до мерчендайзеров и маркетологов, а также лейбл-менеджер. Хотя десять, наверное, все же слишком большая цифра, на деле людей чуть меньше. Но они работают полный день.

- Ты создаешь рабочие места и даешь людям возможность работать, это потрясающе.

Да, но это большая ответственность, которая выливается в стресс и все такое. Иногда бывает сложно.

Я все-таки начинал заниматься музыкой в качестве хобби, и это хобби разрослось, полностью изменив мою жизнь.

Теперь мы должны зарабатывать: думаю, это самое сложное в новой главе моей жизни, в которой я считаюсь состоявшимся продюсером. Нужно понять, как взаимодействовать с музыкальной индустрией и бизнесом, но при этом сохранять чистоту искусства, делать так, чтобы оно продолжало тебя отражать. Вот чему я очень хочу научиться. В ближайшие пару лет буду исследовать этот вопрос.

- В этом году на Bitbird вышел совместный трек Rome in Silver и российского продюсера Biicla «Colorblind». Что думаешь про эту композицю?

Я всегда запоминаю песни по обложкам, сейчас открою и освежу в памяти. Там вроде какой-то кружок изображен, верно?

- Да, фиолетовый.

Именно, отличная песня. Кстати, у Rome in Silver дела идут очень хорошо, скоро будем играть совместные концерты. Самое классное, что он отличный парень. Мне нравится работать с хорошими людьми, ведь тебя определяет твое окружение. Все, кто попадает на Bitbird, — хорошие люди, для нас это важно.

- А что думаешь про Biicla?

Мне определенно нужно лучше изучить его творчество. Я узнал о нем благодаря той коллаборации с Rome in Silver, следует, конечно, послушать больше сольных треков. Он же пишется с двумя «i», верно?

- Ага. Я заметил, что Bitbird почти не выпускает музыку на физических носителях. Практически все за исключением твоих альбомов и пары EP выходит только в цифре. Почему?

Мы пытаемся печатать винил, когда у артиста выходит альбом. Например, собираемся выпускать пластинки для Former Hero. Сделать винил довольно сложно, особенно когда ты начинающий артист. Себестоимость очень высока, поэтому нужно, чтобы пластинки продавались, иначе все это не имеет никакого смысла, верно? Все, так или иначе, упирается в финансы. Мои проекты мы выпускаем на пластинках, потому что знаем, что сможем их продать. Нельзя взять и выпустить 10 пластинок, нужно заказывать как минимум 100, а то и 200. Я не уверен, что называю правильные цифры, если честно. Мы определенно хотим делать больше физических продуктов, но нужно учитывать, что Bitbird появился в цифровую эпоху SoundCloud. Есть лейблы, которые начинали во времена винила и известны своими пластинками. Мы же в первую очередь известны цифрой, именно там обитает наша музыка.

- Какое лично у тебя отношение к физическим форматам в музыке? Ты собираешь пластинки или CD? Для тебя важно держать готовый продукт в руках?

Момент, когда я закончил работу над записью и спустя месяцы могу подержать в руках виниловую пластинку, для меня особенный. Что-то осязаемое… это просто неописуемо — прекрасное чувство. Ты работаешь над чем-то, а затем можешь взять это в руки. Я не коллекционирую пластинки и CD и не слишком материалист в этом плане. Но мне нравится держать в руках плоды своего творчества. И пластинки определенно звучат лучше. Есть что-то особенное в том, чтобы поставить и послушать винил, уделить этому время. Тебе нужно будет встать и перевернуть пластинку примерно через пять песен. В этом есть что-то от медитации, нужно находиться в моменте, а не просто воткнуть наушники и ходить по городу. Нужно быть там и слушать музыку, мне кажется, это классный опыт.

- Я заметил, что твой новый альбом bb u ok? доступен на Apple Music в Dolby Atmos. Что думаешь об этом формате и считаешь ли ты его будущим музыкальной индустрии?

Это многообещающая штука. Много лет назад в индустрии пытались запустить музыку в Dolby Surround и сводить треки в этом формате, но идея не прижилась. В кино это сработало, в музыкальном мире нет. В случае с Dolby Atmos, мне кажется, сработает. Они делают так, что ты слышишь объемный звук даже в наушниках-затычках. Для этого не требуется дополнительная колонка, все просто звучит так, как будто позади слушателя есть дополнительный спикер. bb u ok? сводил мой друг Тим Биста, который провел много времени, изучая Dolby Atmos. Он мастерил альбом в специальной студии, заточенной под этот формат. bb u ok? звучит по-настоящему пространственно и трехмерно. Вообще, я большой поклонник простоты — мне даже моно-записи нравятся. Но, повторюсь, Dolby Atmos — многообещающее явление, мне еще предстоит научиться сводить и мастерить в этом формате. Видимо, придется и это добавить в планы на следующий год. Кучу всего нужно сделать.

0 комментариев