Мнение
by Ruslan Kosmach  /  7 месяцев назад

Марк Ронсон исследует природу звука в новом сериале

Звездный продюсер и его не менее звездные друзья исследуют звук через технологии

Время чтения: 10 мин

Questlove, Denzel Curry, Пол Маккартни, Charli XCX, T-Pain, DJ Premier и многие другие в первом сезоне «Watch The Sound».

Британец Марк Ронсон — один из главных хитмейкеров наших дней. Он работал в качестве продюсера с такими суперзвездами, как Эми Уайнхаус, Леди Гага, Бруно Марс и Адель. С начала 2000-х спродюсированные им песни получали «Грэмми», золотые и платиновые сертификации, ставили рекорды в чартах и покоряли радиостанции мира. Помимо создания музыки для других артистов Ронсон выпустил 5 сольных альбомов, включая Uptown Special, который стал его самой коммерчески успешной пластинкой.

Марк Ронсон | фото: LEANN MUELLER

Марк вырос в семье Мика Джонса, гитариста группы Foreigner (мать Марка вышла за Мика вскоре после развода с Лоренсом Ронсоном). С ранних лет у будущего продюсера был доступ к самым разным инструментам, а также возможность общаться с многочисленными друзьями отчима-музыканта. Уже в три года у Марка появилась собственная барабанная установка — его продюсерский путь начался раньше, чем он пошел в школу.

Несмотря на то, что сегодня имя Ронсона чаще ассоциируется с большими поп-артистами, в середине 1990-х его знали в Нью-Йорке как популярного хип-хоп диджея. Он играл и на подпольных вечеринках, и на больших светских мероприятиях, расширяя кругозор, и без того наполненный глубокими знаниями рока, фанка, джаза и хип-хопа. На рубеже веков Марк начал создавать музыку для рекламы брендов вроде Tommy Hilfiger, а в 2001-м вышла первая песня с его продакшеном. Ей стала «Everybody Got Their Something» певицы Nikka Costa — в этом же году продюсер поработал с ней над одноименным альбомом.

Через два года работы с другими артистами Марк выпустил дебютный альбом, который стал отражением его разносторонних вкусов. Коллаборация с Ghostface Killah и Nate Dogg на Here Comes the Fuzz соседствует с песней вокалиста Weezer Риверса Куомо, а через два трека после Шона Пола вступает Джек Уайт. Помимо них в записи поучаствовали Q-Tip, Mos Def, Anthony Hamilton и другие артисты. Альбом был не слишком успешен в коммерческом плане, но определенно повысил узнаваемость продюсера и проложил ему тропинку для создания еще более внушительных коллабораций.

По словам самого Марка, что действительно заставило мир обратить на него внимание, — это работа с Эми Уайнхаус. К моменту их знакомства в 2006-м Эми уже выпустила весьма успешный дебютный альбом Frank. Их общий лейбл предложил Марку поработать с певицей над ее второй пластинкой. Когда Эми впервые пришла к Ронсону в студию и встретила его на первом этаже, она подумала, что это звукорежиссер, потому что ожидала увидеть «мужчину постарше и с бородой».

Марк Ронсон и Эми Уайнхаус

Как позже рассказывал продюсер, они сразу нашли общий язык, начали говорить о музыке, и Эми рассказала, что хочет воссоздать на новом альбоме настроение 1960-х. На следующее утро Марк показал ей клавишную партию, которая уже к вечеру превратилась в «Back To Black». В этот период они написали «Rehab», «You Know I'm No Good», «Love Is a Losing Game», «Wake Up Alone» и «He Can Only Hold Her». Остальные песни на Back To Black спродюсировал Salaam Remi (известен по работе со многими артистами — от Nas до Fugees).

Через год после ошеломительного успеха Back To Black Марк приступил к записи второго сольного альбома. Им стал сборник каверов Version, который включал еще один безусловный хит в коллаборации с Эми — песню «Valerie». Помимо этого в альбом вошли такие находки, как кавер на «Toxic» Бритни Спирс с куплетом от Ol' Dirty Bastard и духовая версия песни Coldplay.

Альбом был выпущен на пике известности Ронсона, и в последующие несколько лет в его студийном графике не было свободного места. Его имя появилось на дебютном альбоме Адель, девятой пластинке Nas и на коллаборационном лонгплее Куинси Джонса. Выступая в роли продюсера, Марк чаще всего оставался в тени, однако он приложил руку к большему числу треков самых разных жанров, чем многие догадываются.

Снова выйти из тени Ронсону удалось в 2014-м, когда началась пиар-кампания его четвертого студийного альбома Uptown Special. Заглавный сингл «Uptown Funk» с вокалом Бруно Марса стал самой успешной песней Марка, занял первую строчку чартов в 19 странах и 11 раз стал платиновым. Влияние этой песни будет всплывать в поп-музыке еще долгие годы, скорее всего, она обеспечит и детей, и внуков Ронсона. Помимо Бруно Марса на альбоме появились Кевин Паркер из Tame Impala, рэпер Mystikal, Стиви Уандер и другие артисты.

В прошлом году к Ронсону обратились представители Apple TV+ с предложением сделать документальный сериал «Watch The Sound» о музыке и технологиях ее создания. По словам Марка, их заинтересовало его выступление на TED, посвященное семплингу. Создатели шоу захотели превратить знания продюсера в сериал, который будет интересен и профессионалам звукозаписи, и простым любителям музыки.

Первый сезон документального сериала включает 6 эпизодов, каждый из которых погружается в детали определенного инструмента для создания современной музыки. Марк и его гости (T-Pain, Charli XCX, Дензел Карри, Beastie Boys, DJ Premier, Пол Маккартни, Дейв Грол, Кевин Паркер, Questlove, Too $hort, Santigold и другие) разбираются в подноготной автотюна, семплинга, реверберации, синтезаторов, драм-машин и дисторшна. Сериал наполнен познавательными и просто забавными историями из жизни музыкантов и показывает их за работой в студии. Также в нем можно узнать о бесценных артефактах из мира музыкального оборудования, которые необратимо повлияли на современную музыку.

Например, с кем еще вести полемику о влиянии автотюна, как не с самим «королем автотюна», T-Pain? Еще в 2013-м году Usher сказал, что T-Pain испортил музыку для всех настоящих певцов, а сейчас этот эффект можно услышать в большей части чартовых песен. А с Questlove, барабанщиком группы The Roots, Ронсон поговорил о влиянии креативного использования драм-машин на стиль игры. J Dilla и его последователи внесли в идеально ровные партии драм-машин немного «человечности», что позже переняли как продюсеры, так и барабанщики по всему миру. Подробнее о том, как The Roots прошли путь от уличных выступлений до ежедневных появлений на главном телешоу Америки, читайте в этом материале.

Марк Ронсон и Кевин Паркер (Photo by Theo Wargo/Getty Images)

За время съемок сериала Марк посетил самую «сухую» комнату в мире, услышал самое длинное эхо, прикоснулся к первым синтезаторам и драм-машинам, создал песню из собственного голоса и пообщался с музыкальными гуру об их одержимости звуком. Кевин Паркер, который прославился созданием «синтового» звучания Tame Impala, показал Ронсону некоторые экземпляры из своей коллекции синтезаторов и драм-машин, а легенда хип-хопа DJ Premier наглядно продемонстрировал, как он отбирает семплы для своих битов.

«Я всегда был одержим тем, как рождается звук. В звуке хранится разница между отличной песней и культовой записью, – говорит Марк. – Когда кто-то показывает мне наработку песни, я с самого начала думаю о том, как это будет звучать. Звук важен. Любой шум можно превратить в музыку».

Отправиться в путешествие на стыке музыки и технологий можно уже сейчас на Apple TV+. Вместе с сериалом Марк выпустил альбом-саундтрек, в который вошли песни, записанные звездами во время съемок.