Мнение
by Ruslan Kosmach  /  24 дня назад

Террас Мартин – звезда джаза и серый кардинал хип-хопа

Как коллаборатор Snoop Dogg и Кендрика Ламара балансирует между джазом и хип-хопом

Время чтения: 16 мин

Как артисту из Лос-Анджелеса удается оставаться одним из самых востребованных современных джазменов и желанным продюсером для рэп-звезд.

Террас Мартин — выдающийся мультиинструменталист, продюсер, рэпер и звукорежиссер. К 42 годам он успел приложить руку к большему числу альбомов, чем фанаты хип-хопа и джаза могут себе представить. Мартин начал карьеру продюсера с работы со Snoop Dogg в 2008-м. С тех пор в послужном списке на его сайте появились пластинки Кендрика Ламара, Камаси Вашингтона, YG, Wiz Khalifa, alt-J, Travis Scott, Logic, Schoolboy Q, Ty Dolla $ign, Fergie и других артистов. Помимо этого Мартин — востребованный саксофонист, который выступает с концертами по всему миру: либо в составе группы легендарного Херби Хенкока, либо в качестве участника супергруппы R+R=NOW (в нее входят самые яркие и прогрессивные представители «новой школы американского джаза»: Роберт Гласпер, Джастин Тайсон, Кристиан Скотт, Деррик Ходж и Тейлор МакФеррин).

Роль Мартина как связующего звена между джазом и хип-хопом уходит корнями в детство музыканта. Террас родился в творческой семье: его отец — барабанщик, а мать — певица, поэтому в их доме всегда звучала музыка. Эрнест Мартин играет традиционный джаз и является большим фанатом музыкантов «старой школы», вроде Элвина Джонса и Джона Колтрейна. Мать Терраса, будучи немного младше супруга, в молодости слушала весь новый и актуальный соул: Донни Хэтэуэй, Лютер Вандросс, Уитни Хьюстон и других. А когда молодой Террас уходил в школу, его музыкальный фон кардинально менялся. В дело вступали NWA, Eazy-E, Too Short, DJ Quik и Dr. Dre, потому что их музыка была самым актуальным саундтреком для времени и места, где рос Мартин.

Террас Мартин. Фото: Martin Barratt.

Как рассказывал Мартин, будучи выходцем из бедной семьи в гетто, в качестве первых ролевых моделей он выбрал тех, у кого было больше всего денег, — торговцев наркотиками, рэперов и членов уличных банд. Игравшая из их кадиллаков музыка не приветствовалась в доме Терраса, а сам артист стыдился перед сверстниками, когда отец, забирая его из школы, на полную включал Колтрейна.

«Мне было стыдно, потому что другие отцы слушали в машинах Too Short, Dana Dane или что-то крутое типа New Edition! И вот подъезжает мой папа с Колтрейном в колонках!»

– Террас Мартин

Изначально отношения с джазом у Мартина не задались. Для него это была «старперская» музыка, которую не слушал никто из его сверстников. Первой любовью будущего саксофониста стал хип-хоп, а первым музыкальным инструментом — диджейские вертушки Technics 1200. Чуть позже он обзавелся сэмплером MPC, начал имитировать Dr. Dre и создавать инструменталы, даже не достигнув 10-летнего возраста.

«Я узнал, как [Dr. Dre] пишет биты, используя 808 драм-машину. Я слышал сэмплы и знал все оригиналы. Драм-машины полностью перевернули мою жизнь. Благодаря им, когда я углублялся в понимание хип-хопа, я мог выяснить, как все работает. Мне пришлось разбирать все по кусочкам. Я не догадывался, что все это играл и слушал мой отец».

С появлением на рэп-сцене A Tribe Called Quest Мартин проникся сначала уважением, а потом и любовью к джазу. Группа, популяризировавшая джаз-рэп, использовала сэмплы исполнителей, которых так любил отец Терраса.

«A Tribe Called Quest отозвались в моем сердце, потому что они качали, но при этом там было многое, о чем можно задуматься. Песней, из-за которой я начал играть джаз, была "Sucka Nigga"... Она напомнила мне, где мои корни.

Я спрашивал отца: "Йо, что это за сэмпл?". Он отвечал: "Red Clay". Джо Хендерсон, Фредди Хаббард, Херби Хэнкок, Рон Картер, Ленни Уайт – этот альбом [Midnight Marauders 1993 года] был полон джазовых сэмплов. До того момента, как я их услышал, мой отец был для меня просто стариком, который играл старье! A Tribe Called Quest помогли мне понять его и улучшить наши отношения».

Таким образом хип-хоп вернул Мартина к джазу, который он был вынужден слушать с детства, и в 13 лет парень впервые взял в руки саксофон. Позже он перевелся в школу Locke High, куда также ходили Стивен Брунер (известный как Thundercat), его брат — барабанщик Рональд Брунер мл. и саксофонист Камаси Вашингтон. Все они играли в джазовом оркестре под руководством Редджи Эндрюса, который до этого учил известную певицу Патрис Рашен и саксофониста Джеральда Олбрайта. Террас глубоко увлекся инструментом и вскоре занял место первого саксофона в джаз-бэнде штата. После школы он поступил в Калифорнийский институт искусств, однако быстро оттуда ушел, решив, что учеба — не для него, и вместо этого отправился в тур с P. Diddy.

«Если бы джаз не пришел ко мне в форме хип-хопа, мне было бы наплевать. Я не стал бы играть джаз на саксофоне, если бы не услышал A Tribe Called Quest»,

– Террас Мартин

Первая большая работа Мартина в качестве продюсера случилась в 2008-м — он спродюсировал для Snoop Dogg трек «Neva Have 2 Worry» из альбома Ego Trippin'. Коллаборация положила начало долгой дружбе: Террас до сих пор регулярно появляется в проектах одного из главных представителей G-фанка.

После работы с легендой хип-хопа (Мартин даже появился в клипе на трек) продюсерская карьера Терраса стремительно понеслась вверх. Он продолжил оттачивать мастерство в студии и при этом играть на саксофоне в турах с рэперами и джазменами. В 2011-м о себе громко заявил Кендрик Ламар с дебютным альбомом Section.80, и Мартин снова появился в свете софитов, отметившись на проекте в качестве продюсера. С тех пор он участвовал в записи каждого альбома Кендрика, а сильнее всего был вовлечен в создание To Pimp A Butterfly, который критики и фанаты выделяют как один из самых прогрессивных хип-хоп альбомов современности за сильное джазовое влияние.

Глобальный сольный успех пришел к Террасу в 2013-м с альбомом 3ChordFold. Пластинка стала первым сольным попаданием артиста в чарт Billboard и включала коллаборации со всеми сливками западного побережья: Snoop Dogg, Wiz Khalifa, Kendrick Lamar, Problem, Ty Dolla $ign, Robert Glasper, James Fauntleroy и многими другими. Альбом в полную силу раскрыл обе стороны Терраса, повлиявшие на него как на музыканта — джаз и хип-хоп. Плотные грувовые биты сочетаются здесь с воздушными духовыми, а синтезаторные соло ложатся поверх джазовых прогрессий. Примечательно, что на этом альбоме музыкант выступает исключительно в роли автора и продюсера и не читает куплеты сам (в отличие от предыдущих сольных проектов, где Терраса часто можно было услышать за микрофоном).

В продакшене альбома был задействован Куинси Джонс — еще одна легенда — продюсер Майкла Джексона, который получил за свою карьеру 27 премий «Грэмми» (и 79 номинаций). Джонс выступил в роли ментора Мартина, ведь их пути во многом похожи. Куинси начинал карьеру в качестве трубача, а позже решил перепрофилироваться в продюсера. Опытный музыкант настаивал, чтобы Мартин перестал читать рэп, сфокусировался на продакшене и оттачивании мастерства игры на инструментах.

«Самое большое эго для меня – это музыка, и я хочу, чтобы все участники процесса ее создания показывали свои лучшие стороны. Если я не ощущаю, что я лучший в каком-то конкретном аспекте, я позову того, кто в этом лучший. Таков концепт Куинси. Он экспертный фасилитатор, и я к этому стремлюсь. На данном этапе у меня больше не лежит душа к читке. Я фокусируюсь на написании песен, продюсировании альбомов, поиске новых людей и игре на саксофоне», – говорил тогда Мартин.

Уже в статусе звездного продюсера с собственным лейблом Sounds of Crenshaw Мартин продолжил работать над своей музыкой и продакшеном для суперзвезд — от Travis Scott и YG до Fergie. В 2015-м он получил две номинации на «Грэмми» за работу над TPAB Кендрика. А через год еще одну — «Лучший R&B альбом» — уже за собственный проект Velvet Portraits. Расслабленный и сфокусированный на живых инструментах лонгплей включал коллаборации с Робертом Гласпером, Thundercat и вокалисткой Лалой Хэтэуэй.

Херби Хэнкок, Sounwave, Террас Мартин и Кендрик Ламар в студии.

Позже Мартин попал в качестве саксофониста в группу Херби Хэнкока и получил возможность играть с одним из самых престижных составов в современном джазе. После успешных совместных концертов Херби пригласил Терраса в студию, чтобы продюсировать его предстоящий альбом, работа над которым шла уже несколько лет. Еще одним экспериментом с живой музыкой стал проект R+R=NOW, основанный Робертом Гласпером в 2018 году.

При непрерывной работе на сцене и в студии с внушительным списком артистов балансировать между саксофоном и синтезаторами непросто. «Это чертовски сложно, — признается музыкант. — Очень сложно находить время и для одного, и для другого, но на мне лежит ответственность, поэтому я должен находить баланс».

Новейшим проектом Терраса стал альбом DRONES, над которым он начал работать около пяти лет назад. Как рассказал артист в интервью Stereogum, после выпуска TPAB он встретился с Кендриком в студии в Санта-Монике, где они провели несколько часов, разговаривая о личном, о музыке, работе и многом другом. По словам Мартина, на протяжении всего разговора оба постоянно держали в руках телефоны, проверяли Instagram и при этом общались, не смотря друг другу в глаза. Когда Кендрик отправился в будку, чтобы записать куплет для будущего проекта Терраса, он сказал: «Я назову это "Drones". Буду говорить о том, что мы и есть наши телефоны, и они контролируют нас»

«Мы все как роботы, – продолжил раскрывать идею заглавного трека продюсер. – Все говорят, что молодое поколение постоянно проводит время в телефонах, но нет. Все мы такие. Поэтому Кендрик пошел в будку и начал говорить о том, что значит для него быть дроном. У всех нас есть эти гаджеты, и часто они нам помогают, но еще чаще делают нас поверхностными. Мы теряем доверие, нам не хватает сострадания, любви, люди ненавидят друг друга, идут войны между разными людьми, и телефон играет большую роль во всем этом».

Новый проект Мартин посвятил опыту чернокожего населения, который сам он описывает как «Черный Диснейленд». Помимо этого Террас говорит о проблемах в обществе, пандемии и взаимодействии между людьми. «Drones говорит о проблемах в людях, о том, как мало мы друг другу сострадаем, как никто никому не доверяет, как мы воспринимаем мир через новые реальности сегодняшнего дня. Вся работа поднимает эти вопросы, но не в негативном ключе, поднимает их под прикрытием песен о любви», — отмечает артист.

Альбом переполнен звездными гостями, с каждым из которых Террас долго беседовал о положении вещей в мире, чтобы правильно передать концепцию релиза. Здесь можно услышать Кендрика, Snoop Dogg, Cordae, Smino, Channel Tres, YG, Malaya, Leon Bridges, D Smoke и других исполнителей.

«Там есть кусочки R&B, кусочки джаза, хип-хопа, классической музыки, кубинской музыки, западноафриканской музыки, хауса. Вы услышите все элементы черной музыки в этой пластинке. Я не мог пропустить ничего из вышеперечисленного, если я называю себя настоящим черным артистом»,

– Террас Мартин

Чтобы подробнее познакомить вас с дискографией Терраса Мартина, мы составили плейлист из треков, которые он написал или спродюсировал. Слушайте на любой площадке: