Роберт Гласпер – первая клавиша черной музыки наших дней

Чем интересен?

К 43 годам Роберт Гласпер мало чего не успел добиться на музыкальном поприще. Обладатель 4 статуэток «Грэмми», трендсеттер сразу в нескольких жанрах, кинокомпозитор, бэндлидер, участник трех супергрупп, пианист и продюсер, Гласпер из года в год продолжает расширять музыкальные рамки. Роберт начал свой путь почти 20 лет назад в качестве многообещающего джазового пианиста на лейбле Blue Note, однако сегодня сфера его влияния простирается далеко за пределы джаза. За эти годы Гласпер успел поработать с огромным количеством артистов (от Снуп Догга и Кендрика Ламара до легенд джаза вроде Херби Хэнкока), параллельно выпуская ремиксы с KAYTRANADA, записываясь с Эрикой Баду и выступая с Кристиной Агилерой.

10 лет назад альбом Black Radio сыграл важную роль в слиянии джаза, хип-хопа, R&B и других традиционно «черных» жанров в единое целое, за что удостоился премии «Грэмми». Уже через год свет увидела вторая часть проекта, а 25 февраля Гласпер выпустит Black Radio III.

В любой сфере искусства раз в десяток лет появляются самородки, которые не видят перед собой никаких рамок и ограничений. Их главная цель — во что бы то ни стало создавать новое, отражать в своем творчестве нынешнее время и содрогать сердца современников. Роберт Гласпер — один из таких самородков в мире музыки. Подобно его вдохновителю Майлзу Дэвису, на протяжении последних двадцати лет артист переизобретал себя, находил новые способы самовыражения и сводил вместе музыкантов, пути которых вряд ли пересеклись бы где-то еще, кроме как на его пластинках. 25 февраля Гласпер представит третью часть серии альбомов Black Radio. Впервые «Черное радио» увидело свет 10 лет назад и навсегда вошло в историю как эталонное произведение афроамериканской культуры.

Фото: Мэнси Гэнт.

Джаз и госпел — непоколебимая основа афроамериканской музыки

Как и многие начинающие черные музыканты, ставшие впоследствии виртуозами и лидерами современной американской музыки, Гласпер впервые вышел на сцену в церкви, будучи еще ребенком. Его мама была госпел-певицей, пианисткой и по совместительству музыкальным директором местной церкви. Именно она привила молодому Робу любовь к музыке и научила впитывать гармонии и мелодии исполнителей совершенно разных жанров.

«У нас дома всегда было фортепиано, потому что моя мама играла, и я баловался на нем примерно до 12 лет, — вспоминает музыкант. — Тогда я стал заниматься музыкой более серьезно, начал правильно ее слушать, обращать внимание на детали. Церковь определенно влияет на то, как ты играешь. Люди плачут и кричат, а ты должен предоставить им саундтрек для этого. Там ты учишься, как устанавливать связь с людьми. Но я всегда говорю, что то, что я слушаю, влияет на то, как я звучу. И то, что я не слушаю, влияет на то, как я звучу. Что входит через уши, выходит через пальцы».

Закончив школу в Хьюстоне (Роберт учился в одном классе с Бейонсе), Гласпер поступил на джазовое отделение университета в Нью-Йорке. Музыкант быстро освоился и вскоре заявил о себе на локальной сцене. Играя в качестве сайдмена в группах таких мастодонтов современного джаза, как Кристиан Макбрайд, Рой Харгроув и Теренс Бланшард, параллельно Гласпер становился частью разрастающейся волны хип-хопа и неосоула вместе со своим новоиспеченным другом, певцом Bilal. После того, как Bilal получил контракт с Interscope Records, они с Робертом отправились в Детройт, где поработали с J Dilla над первым альбомом певца. Помимо этого Гласпер согласился стать музыкальным директором Mos Def, что как никогда приблизило его к подписанию собственного контракта с лейблом.

Первые альбомы и восходящая звезда Blue Note Records

Освоившись в Нью-Йорке и познакомившись со многими артистами и музыкантами (включая Канье Уэста), в 2002 году Роберт выпустил первую сольную пластинку. Она получила название Mood и вышла на испанском лейбле Fresh Sound. Гласпер записал альбом в формате трио — с басистом Бобом Херстом и барабанщиком Дэмианом Ридом. Пластинка вышла прямолинейно джазовой, на ней еще не было экспериментов со смешением джаза и хип-хопа, за которые Роберт прославится в будущем. Однако уже тогда стало ясно, что пианист станет большим именем не только в джазе, но и в музыке в целом.

Уже через пару лет интенсивной работы с разными артистами (как на сцене, так и в студии) Гласпер получил звонок от Blue Note Records, самого престижного и крупного джазового лейбла в мире. В 2005-м вышел второй альбом Canvas — дебют Роберта и его трио на мейджор-лейбле. Музыкант продолжил работать с барабанщиком Дэмианом Ридом, однако на замену Херсту пришел басист Висенте Арчер. Именно в этом составе Robert Glasper Trio еще долгие годы будет появляться на афишах по всему миру.

Следующей работой Гласпера на Blue Note стал альбом In My Element, который музыкант записал после того, как его мать убили вместе с ее вторым мужем. Скорбь по матери и одновременно человеку, который привил Роберту любовь к музыке, артист выразил в трио-альбоме 2007 года. Пластинка приблизила Гласпера к фирменному фьюжн-звучанию и показала миру, что он это не просто виртуозная машина для генерации джазовых соло, а разносторонний музыкант и продюсер, способный совместить под одной обложкой трибьют J Dilla, отсылки к Херби Хенкоку и Дюку Эллингтону и даже собственную версию «Everything in Its Right Place» группы Radiohead.

«Это я и пытаюсь показать, — говорит клавишник о своей склонности стирать границы между жанрами. — На самом деле, делая все это, я не делаю ничего категорически революционного. Джазовые музыканты всегда присваивали и адаптировали популярные песни сегодняшнего дня. Просто мне не сильно подходит играть песни, написанные сильно задолго до того, как я родился. Не то чтобы в наше время не было новых великих песен или в других жанрах не происходило ничего интересного».

Переходным от акустического джаза к прогрессивному электрическому звучанию для Гласпера стал четвертый альбом Double Booked, состоящий из двух частей. В первой фанаты фортепианной джазовой музыки могли услышать привычные для них работы от трио Роберта, а вторая половина состояла из прогрессивного фьюжна с качающими хип-хоп ритмами, вокодерами и синтезаторами. Альбом принес музыканту первую номинацию на «Грэмми» (сегодня их уже девять) за «Лучшее урбан или альтернативное исполнение». Для записи второй половины альбома Роберт сформировал проект The Robert Glasper Experiment, участниками которого стали басист Деррик Ходж, саксофонист Кейси Бенджамин и барабанщик Крис Дейв (признанный музыкантами по всему миру королем «ломаных» и «спотыкающихся» ритмов).

Основы звучания «Черного радио», или «Грэмми» за лучший R&B-альбом от джазового музыканта

В 2012 году Гласпер выпустил прорывной и задающий тренды альбом Black Radio, на котором появились Эрика Баду, Bilal, Lupe Fiasco, Yasiin Bey (Mos Def), Musiq Soulchild и другие артисты, фанаты которых не обязательно слушают пост-боп и джаз в целом. Вместе с Robert Glasper Experiment они представили и авторские композиции, и свое прочтение хитов соул-певицы Sade, гранж-рокеров Nirvana, иконы британской музыки Дэвида Боуи, джазового саксофониста Джона Колтрейна и даже шведских электронщиков Little Dragon. Пластинка заняла первую строчку в джазовом чарте, а на следующий год получила «Грэмми» как «Лучший R&B-альбом».

Это пластинка, которая не попадает на 100% ни в одну жанровую категорию. С одной стороны, музыканты с традиционным джазовым образованием играют джазовые гармонии, которые использовались задолго до того, как они родились. С другой, все это играется поверх хип-хоп ритмов и приправлено вокалом, присущим R&B и соулу. Добавьте ко всему синтезаторы, сэмплы и рэп-куплеты — получится, вероятно, самая афроцентричная музыка, которая только может быть. Настоящая квинтессенция «Черного радио».

Black Radio собрал все достояния черной музыки и стал отправной точкой для многого, что по сей день играют джазмены, которые хотят отойти от рамок жанра, и вставляют в свои альбомы рэперы, попадающие в категорию «альтернативный хип-хоп». Несмотря на то, что альбом показал невероятные для подобной музыки продажи и получил похвалы самых разных рецензентов, нашлись и те, кто критиковал Гласпера — за то, что его стало невозможно отнести ни к джазменам, ни к R&B-артистам. К такой критике пианист был готов.

«Они могут критиковать только до определенной степени, потому что я уже многое доказал своими трио-альбомами, — отвечал музыкант на критику после выхода альбома в интервью изданию Complex. — У меня много заслуг, продаж альбомов, того и этого, многие люди называют меня одним из лучших современных джазовых пианистов. Если ты афроамериканец, тебя быстро определят в категорию R&B или хип-хоп пианистов и не будут признавать в тебе джазовый авторитет. Это было моей главной задачей — сперва добиться уважения. Это то, что сделал Херби. Сперва он получил уважение от джазового сообщества, поэтому все, что он делал после, могли критиковать только до определенной степени. Потому что, в конце концов, он может играть на этом чертовом инструменте. Погружаясь в авантюру с Black Radio, я знал, что мне придется немного отойти от своего инструмента, больше сфокусироваться на звуке, чем на соло. Многие люди не котируют соло, особенно в мире R&B. Ты должен их заманить, именно это я и сделал. У меня был план, как их заинтересовать, и он сработал!»

Заработав статус одного из лучших в своем деле в мире джаза, Роберт принялся расширять сферу влияния и стал ролевой моделью для молодых музыкантов.

«Никто из моих джазовых друзей не может похвастаться "Грэмми" в R&B-категории. Мы вдохновили так много людей продолжать гнуть свою линию, им больше не обязательно звучать слишком "R&B-шно", чтобы получить свою статуэтку. Теперь на "Грэмми" номинируют The Internet, Hiatus Kaiyote. Это началось с нас, это охрененно круто!»

Уже через год Роберт представил миру Black Radio 2, где собрал еще более звездных гостей из разных уголков мира черной музыки. Здесь появились Common, Snoop Dogg, Джилл Скотт, Энтони Хэмилтон, Джазмин Салливан, Лала Хэтэуэй, Эмели Санде и другие артисты. Альбом снова показал выдающиеся результаты, продолжил расширять рамки дозволенного в R&B, джазе, соуле, рок-н-ролле и хип-хопе, а также получил «Грэмми» за кавер на «Jesus Children of America» Стиви Уандера.

После этого фьюжн-машину Роберта было не остановить. За последние семь лет он записал трибьют-альбом Майлзу Дэвису c первыми лицами хип-хопа и R&B, создал саундтреки к нескольким полнометражным фильмам (и тоже получил немало наград) и выпустил электрический альбом ArtScience со своим Experiment (в котором впервые запел). Помимо этого Гласпер сыграл ключевую роль в создании To Pimp A Butterfly Кендрика Ламара вместе с Террасом Мартином, поработал над пластинками Flying Lotus, Филиппа Бэйли из Earth, Wind and Fire, Royce Da 5'9" и Бриттани Ховард из Alabama Shakes, а также создал супергруппы R+R=NOW (со звездами современного джаза), August Greene (с барабанщиком и продюсером Карримом Риггинсом и рэпером Common) и Dinner Party (с Камаси Вашингтоном, 9th Wonder и все тем же Мартином).

Отдельного упоминания заслуживает последний микстейп артиста Fuck Yo Feelings, который одним только названием намекает, как глубоко ему наплевать, что о нем и его музыке думают другие. Для записи пластинки Роберт собрал в студии своих друзей (от инструменталистов и продюсеров до певцов и рэперов), чтобы вместе с ними показать миру свое отношение к чувствам людей, которые сегодня стало так легко задеть. На протяжении часа с небольшим Buddy, Denzel Curry, Мик Дженкинс, YEBBA, Rapsody, Cordae, Херби Хенкок и другие артисты посылают весь мир к чертям под дерзкий аккомпанемент Гласпера и его группы. Микстейп стал еще одним подтверждением гения Роберта как продюсера, аранжировщика и музыкального фасилитатора.

25 февраля Роберт Гласпер выпустит альбом Black Radio III, в котором спустя восемь лет вернется к идеям «Черного радио» и снова соберет звездный состав гостей. На этот раз помимо привычных инструменталистов ему помогут Q-Tip, H.E.R., Esperanza Spalding, Killer Mike, BJ The Chicago Kid и другие артисты. К слову, лонгплей уже успел получить «Грэмми» за «Better Than I Imagined» при участии H.E.R. и Meshell Ndegeocello (Роберт выпустил трек как первый альбомный сингл летом 2020-го). Это говорит о том, что нас ждет очередная классическая запись от Гласпера и команды и, вероятно, один из лучших альбомов 2022 года.

«Ты должен соответствовать временам. Ты останешься за бортом, если не будешь этого делать. Музыка меняется точно так же, как меняемся мы», — Роберт Гласпер.